Essays.club - Получите бесплатные рефераты, курсовые работы и научные статьи
Поиск

Образ Медеи в романе Людмилы Улицкой «Медея и ее дети»

Автор:   •  Апрель 21, 2018  •  Доклад  •  1,473 Слов (6 Страниц)  •  989 Просмотры

Страница 1 из 6

Образ Медеи в романе Людмилы Улицкой «Медея и ее дети».

       Людмила Улицкая родилась в Башкирии в 1943 году, в эвакуации. Когда война закончилась, семья Людмилы вернулась в Москву. Закончив школу, она поступила на биологический факультет МГУ, на кафедру генетики.  После, отработав по распределению 2 года в
 Институте общей генетики АН СССР, она была уволена  за перепечатку самиздата. Спустя несколько лет она работала уже завлитом Камерного еврейского музыкального театра, писала очерки, детские пьесы, инсценировки для радио, детского и кукольного театров, рецензировала пьесы и переводила стихи с монгольского языка. Публиковаться Людмила Улицкая стала в конце 80-х.  Первую крупную книгу  - сборник рассказов «Бедные родственники» она издала на французском языке в 1993 году.  С тех пор Людмила Улицкая издала множество книг, в числе которых и роман «Медея и ее дети».

Название романа «Медея и ее дети» отсылает нас в глубокую древность,  к «Медее» Еврипида. «Используя миф о походе аргонавтов, Еврипид развертывает перед зрителями настоящую семейную драму… ».1     Античная Медея – безжалостная детоубийца, твердо решившая отомстить Ясону, предавшему ее. Она гордячка, истребляющая все, что было дорого в прошлом ее горячо любимому мужу. В отличие от нее Медея Людмилы Улицкой изначально лишена детей, но была всю жизнь любима мужем и многочисленными родственниками. Обе Медеи чистопородные гречанки, притом современная Медея последняя хранительница греческого языка и традиций в Крыму, бывшем древнегреческой колонией.

Действие романа разворачивается в доме Медеи Мендес, урожденной Синопли. Она и ее сестра Александра остались последними чистопородными гречанками в семье.  Всю свою юность Медея посвятила своим братьям и сестре, и вышла замуж уже в зрелом возрасте.  После смерти мужа повторно замуж не вышла, и до конца своих дней жила в Крыму. Своих детей у нее не было. Но была обида на сестру, которую она стоически терпела и никогда не выказывала.  Дом Медеи, пустовавший зимой, каждое лето был полон ее племянников и их детей. Вместе с ними ее дом наполняли самые различные истории, в том числе и любовные. «Молодые женщины с малолетними детьми приезжали обычно в начале сезона, их работающие мужья проводили здесь недолгое время, недели две, редко месяц. Приезжали какие-то друзья, снимали койки в Нижнем Поселке, а по ночам приходили тайно в дом, стонали и вскрикивали за Медеиной стеной. Потом женщины расходились с одними мужьями, выходили за других. Новые мужья воспитывали старых детей, рожали новых, сводные дети ходили друг к другу в гости, а потом бывшие мужья приезжали сюда с новыми женами и новыми детьми, чтобы вместе со старшими провести отпуск…».2  Медея никогда не вмешивалась в ход событий, терпеливо и с интересом наблюдая за своими домочадцами.  

Главной идеей романа является идея семьи, дома. Дома, как места, где тебя всегда примут и поймут.  Именно потому это место с такой силой притягивало к себе многочисленных племянников Медеи. И сам дом Медеи, наполняясь молодежью, оживал, и жил жизнью своих обитателей. А центром дома всегда была сама его немногословная хозяйка.

Образ Медеи Людмилы Улицкой, я считаю, противоположен Медее Еврипида. Гордая античная Медея поглощена своей местью, положив на ее алтарь все.  Медея Синопли всю свою жизнь отдала семье. Медея родилась в семье портового механика, и всю жизнь провела в Крыму. Живет она в домике на вершине горы. В доме есть “умная печурка, которая брала мало топлива, но давала много тепла”, летняя кухня, сложенная “из дикого камня, на манер сакли, одна стена упиралась в подрытый склон холма, а низенькие, неправильной формы окна были пробиты с боков...”.  Весь род Медеи отмечен рыжеволосостью разной степени.  «Медея … не однажды в своей жизни забавлялась, выстраивая своих братьев и сестер в шеренгу по усилению рыжести – разумеется, в воображении, поскольку она не помнила, чтобы вся семья собиралась вместе». В чем – то Медея Мендес, как и ее античная тезка, колдунья. Она имела необычную способность находить потерянные вещи, либо какие нибудь занимательные «артефакты»: «…Медея благодарно помнила каждую из своих находок вместе с самыми незначительными обстоятельствами времени, места и всеми оттенками испытанного когда-то чувства — начиная от первого июля девятьсот шестого года, когда маленькой девочкой обнаружила посреди заброшенной дороги на Ак-Мечеть «ведьмино кольцо» из девятнадцати некрупных, совершенно одинаковых по размеру грибов с бледновато-зелеными шляпками, местной разновидности белого. Венцом же ее находок, не имеющих пищевой ценности, был плоский золотой перстень с помутневшим аквамарином, выброшенный к ее ногам утихающим после шторма морем на маленьком пляже возле Коктебеля двадцатого августа шестнадцатого года, в день ее шестнадцатилетия...», помнила, где и когда взять нужное растение. Когда ее муж смертельно заболел, все время до его кончины она лечила его травами, облегчая его боль.

...

Скачать:   txt (16.8 Kb)   pdf (87 Kb)   docx (16.9 Kb)  
Продолжить читать еще 5 страниц(ы) »
Доступно только на Essays.club